Верили ли древнегреческие философы в инопланетян?


Некогда читать, тогда слушай:


Размышления о существовании инопланетян восходят, по крайней мере, еще к древним грекам. Их аргументы покажутся вам знакомыми.

Концепции инопланетян уже очень много лет. Задолго до того, как человеческая цивилизация выработала научно обоснованное понимание космоса, люди по всему миру смотрели в небо над головой и гадали, что там находится. Некоторые древние общества населяли эти огромные, таинственные просторы богами: существами, ответственными за создание солнца, луны и звезд. Другие считали, что эти небесные тела похожи на Землю, а значит, населены организмами, может быть и не похожими на нас.

В своей книге “Инопланетяне” писатель о науке и технике Уэйд Руш прослеживает историю предположений об инопланетянах на протяжении почти двух с половиной тысячелетий. Эта история начинается с древних греков и продолжается вплоть до последних экспедиций марсоходов. Попутно Руш показывает, как мир, в котором мы живем, формирует наши представления о мирах, которые могут существовать в космосе. История размышлений об инопланетянах – это не только история науки, но и история религии и популярной культуры.

Древнегреческая античность

В прошлом людей тоже часто преследовали за то, что они думали по-другому. Так было даже в Древней Греции, не смотря на то, что она славилась своими философами-новаторами. Когда философ Анаксагор, пытавшийся дать научное объяснение таким, казалось бы, сверхъестественным для тех времен явлениям, как затмения и радуга, предположил, что “луна – не бог, а большой камень, а солнце тоже камень, но горячий”, он был арестован и приговорен к смерти. Анаксагора постигла бы та же участь, что и Сократа, но он был изгнан, а не убит благодаря мольбам друзей.

Анаксагор также рассматривал возможность того, что Луна может быть обитаема, что было весьма спорным предположением, противоречащим доминирующему взгляду на космос, изложенному Платоном и Аристотелем. Платон, разделявший реальность на формы и тени, отказывался признавать существование миров, отличных от нашего собственного. Аристотель также отверг так называемую теорию множественности миров, поскольку она противоречила его представлению о гравитации, согласно которому Земля является единственным и неповторимым центром Вселенной.

Наше современное понимание астрономии покоится не на плечах Платона и Аристотеля, а на их забытых современниках. Анаксимандр, как пишет Руш, “первым предложил, что Земля – это тело, плавающее в бесконечной пустоте, ничем не удерживаемое”. Демокрит, исходя из предпосылки, что существует бесконечное число атомов, утверждал, что должно существовать и бесконечное число миров. “Кажется абсурдным, – сказал один из его учеников, – что на большом поле должен расти только один стебель и что в бесконечном пространстве существует только один мир”.

инопланетян
Анаксимандр был первым греческим мыслителем, представившим Вселенную как бесконечную пустоту.

Веру в существование других миров подхватили многие философы, включая Эпикура, который однажды написал историку Геродоту, что “существует неограниченное число космосов, и некоторые из них похожи на наш, а некоторые нет”. Это убеждение, пусть и слабое, сохранилось и в Древнем Риме. “Ничто во Вселенной не является уникальным и единственным, – писал римский поэт Лукреций, – и поэтому в других далеких пространствах должны существовать другие земли, населенные различными племенами людей и породами зверей”.

Научная революция

Хотя Платон и Аристотель жили в дохристианском мире, их идеи о Вселенной помогли сформировать доктрину христианской веры. В средние века эта вера провозглашала, что Земля была создана Богом как центр Вселенной. История Иисуса Христа, который принес себя в жертву, чтобы отпустить грехи человека, утвердила человечество как самое значительное из всех творений. Если бы другие миры существовали, они не могли бы быть обитаемыми. Ведь если бы они существовали, это автоматически уменьшило бы значимость распятия.

Церковные доктрины не помешали польскому эрудиту Николаю Копернику написать книгу “Об обороте небесных сфер”, но они помешали ему опубликовать ее. В книге, которая не была опубликована до его смерти в 1543 году, описывалась межпланетная система, организованная не вокруг Земли, а вокруг Солнца. Эта “гелиоцентрическая” модель объясняла явления, перед которыми аристотелевская теория была бессильна, включая ретроградное движение. Она также, по словам Руша, заставила читателей Коперника задуматься “о том, что мы живем на планете, которая такая же, как и все остальные”.

Доминиканский монах, математик и теоретик космологии Джордано Бруно не стал дожидаться своей смерти, чтобы поделиться идеями о Вселенной. В трех диалогах, опубликованных между 1584 и 1591 годами, Бруно предположил, что некоторые далекие звезды могут быть такими же солнцами как и наше. Что вокруг этих солнц тоже вращаются планеты, и, наконец, что некоторые из этих планет могут быть населены жизнью, похожей на земную. Эти взгляды раздражали церковь, вдобавок интерес Бруно к магии и оккультизму стал причиной его ареста в 1592 году. Отказавшись отречься от ереси, он был сожжен на костре после семи лет заключения и пыток.

Немецкий астроном Иоганн Кеплер жил и работал при других обстоятельствах. Кеплер родился в Германии уже после протестантской Реформации, поэтому он мог публиковать свои исследования, не опасаясь инквизиции. Особое влияние на него оказало открытие итальянским физиком Галилео Галилеем лун Юпитера. Они вращались вокруг планеты примерно так же, как Земля вращается вокруг Солнца. “Каждая планета, – заключил Кеплер, прочитав Галилея, – имеет свои спутники. Из этой линии рассуждений мы с высокой степенью вероятности можем допустить, что Юпитер обитаем”.

инопланетян
Религиовед Уильям Уэвелл сделал смелое, но в конечном счете убедительное заявление: мы одни во вселенной.

Новая эра неверия

Не все участники научной революции верили в существование инопланетян. Галилей, набожный католик, считал рассуждения об инопланетянах “кощунственными”. Британский эрудит Уильям Уэвелл выступал против теории множественности миров, отстаивая особую связь между Богом и человечеством. Но, как ни странно, его религиозно мотивированный тезис, изложенный в книге 1853 года под названием “О множественности миров”, оказался более точным с научной точки зрения, чем критикуемые им языческие астрономы.

Руш резюмировал гениальное, но запутанное эссе Уэвелла следующим образом: “Если Земля была, по сути, необитаема на протяжении большей части своей истории, то не будет удивительным, если другие далекие планеты также пусты”. Большинство звезд, утверждал Уэвелл, “находятся в пределах туманной области, которая вполне может быть необитаемой. И там, где заканчивается эта туманная область, отмеченная зодиакальным светом, начинается мир жизни, а именно – Земля”. Он заключает, что отсутствие жизни не делает космос менее интересным или величественным. 

Уэвелл нашел союзника в лице Альфреда Рассела Уоллеса, британского натуралиста, которому приписывают формулирование теории эволюции путем естественного отбора наряду с Чарльзом Дарвином. “Наша Земля почти наверняка является единственной обитаемой планетой в нашей Солнечной системе”, – писал Уоллес в 1903 году, когда научное сообщество активно обсуждало, скрывает ли Марс разумную жизнь. 

Но даже если жизнь существует где-то во Вселенной, Уоллес был непоколебимо уверен, что она никогда не сможет достичь того уровня сложности, который мы находим на Земле.

Хотя современники игнорировали Уэвелла и Уоллеса, их труды положили начало новой эпохе космологического пессимизма. А именно, периоду, когда инопланетяне становятся предметом научной фантастики, и каждое все более обширное исследование космического пространства (будь то исследование или наблюдение) не дает ни малейших доказательств существования инопланетян, которые, по мнению Демокрита и Анаксимандра, должны населять другие миры. 

Читайте также: Откуда древнегреческий философ Сократ знал как выглядит Земля из космоса?