Психология инопланетного контакта: Может ли человечество справиться с “инаковостью” пришельцев?

Психология контакта с инопланетянами в основном вращается вокруг понятия “инаковости” или чужеродности. Мы должны будем научиться чувствовать себя комфортно в окружении очень странных вещей.

Поиск внеземной жизни является важной целью не только для НАСА, но и для многих, имеющих отношение к научному сообществу, чтобы решить древний вопрос о том, одиноки ли мы во Вселенной. 

Но что, если мы действительно обнаружим инопланетную жизнь? Сегодня мы с одинаковой легкостью можем представить себе как дружескую встречу (“Инопланетянин”, “День, когда Земля остановилась”), так и смертельную схватку (“Война миров”, “День независимости”). В любом случае, мы ожидаем, что инопланетяне будут сильно отличаться от нас. Это подразумевается даже в слове, которое мы используем для их описания: инопланетяне.

Изучение этих противоречивых взглядов является одной из целей новой инициативы под названием “Исследование инаковости на Земле и за ее пределами”.  Она финансируется Фондом Эйнштейна в Германии, который уже провел свой первый семинар в начале июля в Германском аэрокосмическом центре в Берлине. Объединяя точки зрения из области естественных, социальных и гуманитарных наук, инициатива надеется развить идеи, обсуждавшиеся на симпозиуме “Астробиология и общество” в 2015 году в Библиотеке Конгресса в Вашингтоне, округ Колумбия. 

Тот факт, что такая тема вообще стала предметом серьезного обсуждения, говорит о том, что предполагаемый контакт с инопланетянами больше не считается маловероятной и несбыточной мечтой.

Хотя большинство ученых с готовностью приветствовали бы открытие инопланетной жизни и возможность узнать о ней больше, но для широкой общественности такая перспектива выглядит очень фантастично, а для кого-то – пугающе. Некоторые приняли бы инопланетян с распростертыми объятиями и ожидали бы от них решения наших проблем – от изменения климата до лечения рака. Кто-то бы стал обожествлять их. А кто-то боялся бы, что пришельцы захватят Землю и поработят человечество. Какое отношение в конечном итоге возобладает, будет зависеть от того, какой тип поведения инопланетян мы признаем похожим на наше собственное.

“Инаковость”

Историки, философы и социологи давно работают над идеей “инаковости”. История человечества – это длинный парад культур, колонизирующих и порабощающих друг друга, а расовая и племенная политика все еще очень актуальна и сегодня. Хотя некоторые общества становятся более терпимыми к инаковости в таких областях, как сексуальность и нейроразнообразие, но разделение на “нас” и “их” живет и процветает.

И это только среди одного вида – людей. А если мы посмотрим на наших братьев меньших, то проблема “инаковости” становится еще более острой. Почему одни животные нас отталкивают, а других мы хотим обнять? Медведь, например, гораздо опаснее для человека, чем тарантул, но детские плюшевые мишки такие милые, а про плюшевых тарантулов так не скажешь. Мы чувствуем себя спокойнее рядом с нашим собратом-млекопитающим, чем со странным, чуждым по форме, многоногим существом. Поскольку медведи находятся в более близком родстве с людьми, чем тарантулы, нам легче читать эмоции медведя.

В то же время, большинство из нас пугает потусторонний вид и поведение паука – его многочисленные глаза и передвижения. По статистике, пауки в целом занимают первое место среди самых страшных и отвратительных животных для человека, а кролики находятся на другом конце шкалы. Именно этим можно объяснить преобладание в фильмах пришельцев, похожих на членистоногих. (На ум приходит фильм “Район № 9” – мощное обвинение в “инаковости” общества).

инопланет

Наука только начинает понимать ошеломляющее разнообразие “инопланетного” поведения на нашей планете – от морских черепах, которые чувствуют магнитные поля, до растений, которые общаются друг с другом с помощью химических веществ, распыленных в воздухе. На далекой от нас обитаемой планете разумные существа, скорее всего, развивались в совершенно иных физических условиях. И когда они появятся на нашей орбите, то будем ли мы встречать их как любопытных, дружелюбных исследователей? Или это будет встреча хищника и жертвы? Восхитимся ли мы или ужаснемся от отвращения при виде их странности и инаковости?

Тут многое будет зависеть от того, являются ли “они” более технологически развитыми, чем мы. Если да, то, скорее всего, они, а не мы, будут принимать решения. 

Но давайте на минуту предположим, что мы более развитый вид, и мы нашли простую инопланетную жизнь. Станем мы более внимательно относиться к внеземному микробу, чем к нашим собственным, которых мы убиваем миллиардами в своих лабораторных экспериментах, даже не задумываясь об этом? А если инопланетянин – более сложная форма жизни, скажем, похожая на одно из наших земных животных? Разве мы не должны относиться к нему этично? Но как это сделать? Как убедить наше общество, которое до сих пор поедает своих собратьев, даже тех, с кем мы находимся в близком родстве?

Психология контакта с инопланетянами

То, как мы будем общаться с инопланетной жизнью, если до этого когда-нибудь дойдет, станет одной из главных задач человечества. Мы, конечно, хотим избежать недопонимания и недоразумений, которые могут иметь тяжелые и, возможно, фатальные последствия. И мы должны учитывать возможность встречи с разумными формами жизни, которые мы просто не сможем понять, как в романе Станислава Лема “Солярис”. Мы можем быть настолько сбиты с толку их инаковостью, что даже не признаем их живыми, а уж тем более разумными существами.

Возможно, есть способ обойти эту дилемму: искусственные роботы могут стать более успешными эмиссарами между межпланетными цивилизациями, поскольку они могут принять более нейтральную форму для обоих видов. 

Другим решением может стать мимикрия. Многие инопланетяне из научной фантастики, от “Человека, который упал на Землю” до “Вторжения похитителей тел”, принимают человеческий облик, когда прилетают к нам в гости.

Обсуждение инаковости пришельцев затрагивает и религиозные вопросы. Как основные религии нашей планеты отнесутся к открытию разумных инопланетян? 

На встрече Библиотеки Конгресса в 2015 году брат Гай Консолманьо из Ватиканской обсерватории сказал, что однажды его спросили, будет ли он крестить инопланетянина. И его ответ был очень умным. Он сказал, что да, будет, но только если инопланетянин этого захочет.

Конечно, некоторые восточные традиции, такие как буддизм, вообще отказались бы от понятий “свой” и “иной”. Вполне возможно, это и есть ключевое понимание, которое позволит нам и другим цивилизациям, блуждающих среди звезд, встретить друг друга с добрыми намерениями, а не с оружием в руках.

Даже если некоторые из нас (или из них) все еще будут испытывать глубокое чувство отвращения к инопланетной инаковости.

Читайте также: Тексты на санскрите описывают прибытие инопланетян 6000 тысяч лет назад