Потаенная история Египта: Хемиты

Египетская земля, и особенно плодородные районы, граничащие с рекой Нил, была жизненно важной частью человеческой истории на протяжении тысячелетий. От так называемых династических египтян и далее через коптских христиан, евреев, римлян, греков, персов и вплоть до возникновения ислама в 7 веке нашей эры, каждая последующая доминирующая культура оставила свой след.

Самым ярким свидетельством этого являются каменные сооружения, которые древние оставили после себя. Именно через изучение этих работ мы можем увидеть уровень технологий каждой культуры и какие инструменты они использовали. Известняк в стране, особенно в окрестностях Каира, есть и был в большом изобилии благодаря осадочным породам, образовавшимся миллионы лет назад. Фактически, знаменитое плато Гиза представляет собой более или менее массивное обнажение известняка.

И римляне, и греки уже владели технологией производства стали и поэтому могли с легкостью придавать известняку любую желаемую форму, да и мрамору тоже. Однако археологические данные показывают, что династические египтяне использовали в основном бронзовые зубила и каменные молотки. Они прекрасно подходили для придания формы известняку, как, например, колонны и плоские поверхности, из которых построены многие дворцы и храмы Древнего Египта.

Известняк имеет среднюю твердость от 3 до 4 по шкале Мооса, которая показывает способность более твердых минералов и материалов царапать более мягкие. Бронза имеет схожую твердость, в зависимости от того, что было добавлено в медную основу. Впервые бронза в сколько-нибудь заметных количествах начала применяться в Египте начиная с 4-й династии (2613 – 2494 гг. до н.э.), и это совпало, по мнению большинства египтологов, со строительством трех пирамид в Гизе.

Для изготовления молотков и других инструментов использовался камень диорит, твердость которого по шкале Мооса в среднем составляет 7 единиц. В основном молотки были в виде шарообразных колотушек, которыми наносили удары по известняку для удаления лишнего материала. Кроме того, могли использоваться плоские камни, а также суспензия кварцевого песка для первичной шлифовки.

Принято считать, что железо, не говоря уже о стали, не появлялось в Египте в заметных количествах по крайней мере до 8 века до н.э., когда его стали завозить торговцы из далеких восточных стран. Как же обрабатывался более твердый камень?

Чтобы придать форму камню, дереву или практически любому твердому материалу, существует один простой принцип: материал инструмента должен быть таким же твердым или тверже, чем обрабатываемый материал. Естественно, инструмент, который приводится в действие электричеством, водой или другой силой, удаляет материал быстрее и эффективнее, чем зубило или молоток в руках мастера. Кроме того, инструменты, работающие от электричества, как правило, более точны, чем ручные молотки.

Это приводит к настоящей загадке, когда мы смотрим, например, на некоторые фигурные поверхности на плато Гиза. Потому что здесь, и многие инженеры могут подтвердить это, мы находим свидетельства использования в глубокой древности пил с машинным приводом. Чтобы разобраться в этом вопросе обратимся к исследованиям двух известных специалистов – Стивена Мелера и Кристофера Данна.

Стивен Мелер – специалист по устным преданиям и автор древнеегипетских знаний; во многом его обучение произошло благодаря его отношениям с Абд’Эль Хакимом Ауяном. Последний был египетским гидом и хранителем мудрости коренных народов. Кристофер Данн – мастер-механик, родившийся и выросший в Англии, который переехал в США и работал на предприятиях высоких технологий, изготавливающих, например, детали для реактивных двигателей.

хемиты

Традиционная египтология склонна либо игнорировать, либо недостаточно убедительно пытаться объяснить следы механической обработки, а также очевидные примеры работы высокоскоростных корончатых сверл на таких объектах, как Абу-Сир, Абу-Гуроб и плато Гиза. Важным моментом является то, что следы от пил и буровых отверстий, которые можно найти в изобилии в этих и других местах, были оставлены не столько в мягком известняке, сколько в гораздо более твердых породах, таких как базальт, гранит и диорит.

Все три вышеупомянутых типа пород имеют твердость не менее 6-7 единиц по шкале Мооса, и поэтому не могли быть образованы с помощью медных или бронзовых резцов древних династических египтян. Хотя многие египтологи настаивают именно на этом. Кроме того, во многих случаях мы можем видеть бороздки, которые оставляли пильные диски и сверла, проникая в камень. Эти следы, как правило, очень ровные по своей природе, каждый последующий представляет собой один оборот пилы или сверла. Согласитесь, это очень трудно сделать при использовании ручных инструментов из-за напряжения мышц с течением времени.

По словам некоторых инженеров, расстояние в 2-3 мм между каждым последующим вращением вышеупомянутых инструментов соответствует, если не превосходит, современное оборудование с алмазными наконечниками. 

Итак, если династические египтяне, а также последующие культуры не имели доступа к тому, что мы в 21 веке назвали бы “высокотехнологичными” инструментами, то кто же тогда имел?

Чтобы выяснить это, мы используем знания Кристофера Данна, чтобы объяснить “как и почему”, и Стивена Мелера, чтобы объяснить “кто и когда”. Данн опубликовал две очень революционные книги: “Электростанция Гизы: Технологии Древнего Египта” и “Утраченные технологии Древнего Египта: Передовая инженерия в храмах фараонов”.

В книге “Электростанция Гизы” он развивает свою теорию о том, что Великая пирамида и, возможно, другие тоже – были устройствами гармонического резонанса, используемыми для генерации и распределения вибрационной энергии. А в книге “Утраченные технологии Древнего Египта” он показывает, что древние ремесленники оставили свои следы по всей Земле. Уникальные следы, свидетельствующие о мастерстве, которое нам даже сегодня трудно повторить. Собрав воедино результаты более чем 30-летних исследований и не менее 9 поездок в Египет, он представляет потрясающий анализ ключевых египетских памятников, включая статую Рамзеса II в Луксоре и упавшие короны, лежащие у ее подножия. Его современный инженерный опыт дает уникальный взгляд на сложные технологии, использовавшиеся для создания этих знаменитых памятников в доисторические времена.

Стивен Мелер тоже написал две книги, посвященные Древнему Египту. Первая, “Земля Осириса”, по сути, переписывает историю этого региона, во многом благодаря его десятилетиям отношений с хранителем мудрости коренных народов Абд’Эль Хакимом Ауяном. В ней Стивен исследует существование дофараоновой цивилизации, называемой хемитами, которые создали Сфинкса, пирамиды на плато Гиза, а также другие памятники на севере и юге. Название, данное этой области – Бу Виззер, что в переводе означает “Земля Осириса”.

хемиты

В своей второй книге “Из света во тьму: Эволюция религии в Древнем Египте” он рассматривает идею о том, что три великие западные религии – иудаизм, христианство и ислам – все имеют свое начало в Египте.

Работа обоих авторов противоречит укоренившейся догме египтологии, которая настаивает на том, что никакая цивилизация не предшествовала династическим египтянам. Однако, если объединить работы Данна и Мелера, возникает логичная картина древней истории, которая объясняет найденные в этом районе артефакты из твердого камня со следами машинной резки.

Кто не бывал в Египте, вероятно, будут шокированы тем, насколько сильно пострадали памятники архитектуры за тысячи лет. Облицовочные камни пирамид и других монументальных изысканных сооружений разбросаны, разбиты и использованы в качестве строительного материала более поздними культурами. Особое значение имеют остатки артефактов из твердого камня – базальта, гранита и диорита. Потому что, опять же, это камни, которым династические египтяне не могли придать форму с помощью примитивных инструментов, упомянутых в археологической летописи.

За пределами Великой пирамиды, самое лучшее доказательство следов работы древней циркулярной пилы, оставленных в черном базальте, находится в месте под названием Абу-Сир, к югу от Гизы. Здесь есть множество следов пилы в черном граните и базальте, а также много примеров сверления керна в красном асуанском граните.

Но самым ошеломляющим из всех мест был Серапеум, который представляет собой подземный проход, содержащий более 20 больших ниш, внутри каждой из которых находится огромный гранитный ящик с крышкой. Ящики сделаны из одного куска выдолбленного гранита, причем крышка изначально была частью того же камня. Поверхности идеально ровные. В пределах нескольких тысячных долей миллиметра – это лазерное совершенство. Однако надписи, обычно называемые иероглифами, гораздо более низкого качества. Это говорит о том, что надписи были сделаны позже и людьми более низкого технологического уровня.

Кажется очевидным, что общепринятые исторические сведения и интерпретации Египта крайне недостаточны. Нас всех учили с детства, что до династических египтян, которые прибыли в этот регион примерно в 3100 году до н.э., здесь обитали примитивные племена. Нам также говорили, что династические египтяне сами возвели все пирамиды, высекли Сфинкса, а также вырезали, придавали форму и перевозили многотонные блоки из Асуанского карьера, расположенного в 800 километрах от Гизы.

Тем не менее, достаточное наличие следов передовой обработки, таких как отверстия от сверла, следы от высокоскоростной циркулярной пилы и соединения мегалитических камней без раствора, говорит нам о том, что определенно кто-то существовал до фараонов. Эти люди, согласно Стивену Мелеру и другим представителям Хемитской школы древнего мистицизма, назывались хемитами. Это была цивилизация с развитыми технологиями, существование которой большинство ученых игнорирует, отвергает или просто высмеивает.

Однако свидетельства их присутствия до сих пор можно увидеть во многих местах, особенно на плато Гиза и вблизи него.

Читайте также: Таинственный бог Сет – древнеегипетский криптид?