Эволюция. Этот таинственный мир

Люди продолжают эволюционировать

Эволюция процесс непрерывный. Но некоторые не задумываются о том, что мы до сих продолжаем развиваться и меняться.

Бесспорно, что хомо сапиенс, то есть мы, в прошлом выглядел совсем иначе, чем австралопитек – ранний гоминид, живший 2,9 миллиона лет назад. Но также верно и то, что сегодняшние мы очень сильно отличаемся от наших предков, живших 10 тысяч лет назад. И очень вероятно, что будем здорово отличаться от своих далеких потомков.

Эволюция. Этот таинственный мир

Наша пища, окружающая природная и социальная среда, наши партнеры, с которыми мы создаем семьи и продолжаем свой род – это лишь некоторые из множества факторов, влияющих на изменения человеческого организма. Генетические мутации приводят к появлению новых черт и качеств. В настоящее время население нашей планеты составляет уже больше 7 миллиардов человек. А значит вероятность генетических мутаций, на которые воздействует естественный отбор только увеличивается.

Докажем на трех последних примерах. Последних в эволюционном плане. В конце концов наш род существует только 200 тысяч лет, а Земле уже почти 4,5 миллиарда лет.

Итак, первый пример.

Мы остываем

Да, да. В 1868 году немецкий врач опубликовал медицинское руководство, в котором он установил температуру в 37 градусов Цельсия как нормальную для здорового человека. Именно с тех пор температура в 37 градусов считается средней температурой. То, что выше этого значения – жар, а то, что ниже – переохлаждение.

Эволюция. Этот таинственный мир

Но данная норма стремительно устаревает в наше время. В январе этого года ученые провели дополнительные исследования и выяснили, что мы теперь намного холоднее. Поэтому скорее всего, за норму будет взята температура в 36,61 градусов Цельсия (предвидя некоторые заявления, оговоримся, что речь идет о международных стандартах).

Так вот, команда проанализировала медицинские записи, которые включают в себя измерения температуры, за последние 200 лет. И они обнаружили, что усредненные значения указывают на постепенное снижение температуры тела человека на 0,02 градуса каждое десятилетие.

Джули Парсоннет, старший автор исследования и профессор медицины в Стэнфордском университете, говорит, что тенденция к снижению нормальной температуры человеческого тела скорее всего вызвана уменьшением различных воспалительных процессов из-за развития медицинских технологий и повышения уровня жизни.

По её словам, многие инфекционные заболевания, распространенные в 19 веке, сопровождались хроническими воспалениями, которые в свою очередь увеличивали сжигание калорий и ускоряли метаболизм, повышая внутреннюю температуру.

Но на сегодняшний день многие старые инфекции побеждены и организму не требуется больше бороться с ними.

Проживание в комфортных условиях в помещении может также оказать глубокое влияние на людей. В отличие от наших предков, «нам не нужно очень усердно работать, чтобы находиться при физиологически нейтральных температурах, которые не влияют на наш метаболизм», – говорит Парсоннет.

Вероятно, что и здоровый образ жизни способствует снижению нормальной температуры человека. Но пока до конца не выяснено, способствует ли более низкая температура здоровью в общем итоге.

Эволюция. Этот таинственный мир

Похоже, этот сдвиг означает, что нам нужно примерно на 150 калорий в день меньше, чем в прошлом, чтобы поддерживать наши основные метаболические потребности.

Последствия этой мутации еще предстоит выяснить. Ведь, не смотря на то, что нам теперь требуется меньше калорий, питаемся мы в своем большинстве, очень калорийно.

Да, мы намного здоровее людей из 19 века. Но мы стали толще, выше и холоднее. Можем ли стать еще холоднее? Вполне вероятно.

Второй пример.

Наши гены постоянно изменяются

Люди не обладают иммунитетом к естественному отбору. Многие патогенные микроорганизмы существуют до сих пор и всё также угрожают нашему здоровью. Но наша среда очень изменилась, и это не может не оказывать влияния.

Эволюция. Этот таинственный мир

Джошуа Эйки, профессор Принстонского университета, говорит:

“Наша среда, безусловно, отличается от той, что была даже столетие назад. И нетрудно представить, что такие вещи, как эволюция генной культуры, теперь играют еще более заметную роль в будущей эволюции человека”.

Его любимым примером положительного отбора является ген FADS2. Так называемый диетический ген.

“Различные версии этого гена доказывают его изменения в разных поколениях – в зависимости от того, ест ли популяция больше мяса или больше растительной пищи”, – говорит Эйки.

Например, в 2016 году, ученые изучали гастрономические привычки населения индийского города Пуна. И выяснили, что вегетарианская диета в течение нескольких поколений привели к мутации гена FADS2. И эта мутация позволила людям эффективно перерабатывать омега-3 и омега-6 жирные кислоты из не мясных источников пищи и превращать их в соединения, необходимые для здоровья мозга.

Увеличивается количество генов, отвечающих за переносимость лактозы. Несколько тысячелетий назад фермент, отвечающий за способность людей пить молоко без риска расстройства кишечника, отключался когда человек становился взрослым. Но позднее генные мутации, возникшие по всему миру в период от 2 до 20 тысяч лет назад, помогли людям хорошо переносить употребление молочных продуктов.

По оценкам исследователей, в Восточной Африке изменения произошли 3 тысячи лет назад, поскольку разведение крупного рогатого скота стало неотъемлемой частью жизни.

Изменение образа жизни, например, переход от кочевого скотоводства к фермерству, а затем от фермерства к промышленному производству – тоже приводит к генетической мутации у населения. Примером может служить очевидная связь между условиями городской жизни и способностью организма противостоять туберкулезу. В 2010 году ученые обнаружили статистически значимую зависимость между популяциями с глубокой историей урбанизации и геном, связанным с устойчивостью к туберкулезу. Это эволюционное обновление произошло в нас в течение последних 8 тысяч лет.

Марк Томас, профессор Университетского колледжа Лондона, является одним из исследователей, открывшим эту взаимосвязь. Он рассказал, что до того как стать оседлыми фермерами, человеческое население было подвержено иному набору инфекционных заболеваний, по сравнению с теми, которые угрожают нам сегодня.

Заболевания в далеком прошлом чаще всего возникали в результате воздействия условно-патогенных вирусов оппортунистов и были хроническими. И раньше люди чаще страдали от паразитов. От микроскопических до вполне видимых невооруженным глазом.

Всё начало меняться после объединения людей в крупные городские поселения.

Развивались и люди и болезни, которым они подвержены.

За последние 10 тысяч лет наш организм эволюционирует в ответ на угрозы со стороны инфекций, которые нам опасны. Поэтому можно точно утверждать, что устойчивость к патогенам является в значительной степени генетической. Это означает, что естественный отбор продолжается.

И еще один пример эволюции.

Эволюция. Этот таинственный мир

Наши кости стали легче

По сравнению с другими человекообразными кости людей менее прочные и менее плотные. В исследовании, проведенном в 2015 году, ученые выдвинули гипотезу о том, что кости гомо сапиенс начали ослабевать около 12 тысяч лет назад – в то время, когда мы стали развивать сельское хозяйство. С оседлым земледелием изменился наш рацион питания, изменилась физическая активность. Наши скелеты стали более легкими и хрупкими.

Исследование показало, что губчатая костная ткань – пористая губчатая ткань, обнаруженная на конце длинных костей, таких как бедро, – уменьшилась по толщине и объему. На смену кочевой жизни и охоте пришло скотоводство и оседлость.

А это значит, что необходимость в более тяжелых и прочных костях уменьшилась. Это изменение плотности костей сохраняется у современных людей и сегодня.

“Наше исследование показывает, что современные люди имеют меньшую плотность костной ткани, чем у родственных видов. Не имеет значения, смотрим ли мы на кости людей, которые жили в индустриальном обществе, или в группах сельского хозяйства, ведущих более активную жизнь”, – объяснил автор Хабиба Чирчир, биологический антрополог.

В статье 2014 года ученые также определили, что наши скелеты стали намного легче с момента развития сельского хозяйства. Они утверждают, что именно снижение физической активности, а не изменение диеты, является основной причиной ухудшения прочности костей человека. Исследователи считают, что эта тенденция, скорее всего, сохранится – сейчас люди движутся меньше, чем когда-либо.

“Только за последние, скажем, 50–100 лет мы стали настолько малоподвижными, что это вызывает опасения”, – пояснил соавтор Колин Шоу, исследователь из Кембриджского университета. “Сидеть в машине или за столом – это не то, ради чего мы развивались”.

По словам Шоу и его команды, люди способны быть такими же сильными, как орангутанги. Но для этого надо увеличивать физические нагрузки на наш скелет в течение поколений.

Какие дальнейшие изменения произойдут с нашим телом? И сможем ли мы помочь себе новыми технологиями, такими как редактирование генов?

Ученые полагают, что эволюционное развитие будет зависеть в первую очередь от развития все-таки технологий. Время покажет в какую сторону мы пойдем дальше. Но одно можно сказать точно – люди продолжают эволюционировать. Мы не стоим на месте.